ТЗ на будущее

                                      А.Сторожев

Само слово «образование» может выступать либо в роли глагола (и тогда мы говорим о процессе складывания новой перспективы или о проектировании шага развития общества), либо в роли существительного (и тогда мы описываем или создаём саму эту сферу).  Здесь мы будем последовательно разворачивать оба значения, проектируя вначале образ будущего России, а затем -  сферу образование в качестве ведущего метода формирования будущего.

 

  1. Образование как глагол...

Смена типов общества и типов образования

Складывание-образование каждого типа общества происходит параллельно с формированием «обслуживающей» его системы образования.

Так возникало индустриальное общество, сформировавшее потребность в большом количестве технического персонала и инженеров. Эта потребность удовлетворялась соответствующей системой массовой подготовки. Обучение рабочих простейшим навыкам, таким как чтение, счет и письмо соответствовало требованиям начальной фазы индустриализации, но с приходом в производство сложной автоматики и новых форм организации бизнеса к системе подготовки были предъявлены совершенно новые требования. В результате сформировался новый класс профессионалов и специалистов, который выступил ядром другого общества – постиндустриального, где начал проявляться новый ресурс – информация и знание.

Так сложилось, что Россия зацепила лишь краешек постиндустриального общества, сохранив в основном добывающий и обрабатывающий характер  экономики (для сравнения: доля обрабатывающей промышленности в ВВП в США, Франции, Великобритании — около 12-13%, в Китае – около 30%, в России – около 66%). Похоже, мы пытаемся перешагнуть этот этап и сразу же впрыгиваем в информационное общество. Потеря любого этапа развития, в жизни человека или в жизни общества, не проходит без последствий. Но времени на прохождении ушедших в историю этапов никто не даст.

 

Так в каком обществе мы живём сегодня?

Многие авторы склонны выделять в качестве ядра современного общества жизненные ценности, описывающие его как общество всеобщего потребления. И в определённом смысле они правы – ведь и современная система массового обучения детей во всём мире всё дальше уходит от творчества и созидания и всё более напоминает транснациональную компанию по продаже образовательных услуг населению со всеми прилагающимися атрибутами, включая защиту прав потребителя. Действительно, семья, ученик выступают в этой системе в качестве потребителей услуг, а школа – как компания по продаже знаний, умений и навыков. Учитель всё более напоминает менеджера по продажам, а руководство образованием – топ-менеджеров, управляющих качеством процесса и получением прибыли в различных формах. Механизм контроля качества – ЕГЭ. А такие экзотические представления, что «учитель должен приносить детям нечто разумное, доброе и вечное» постепенно уходят в прошлое. На многочисленных родительских форумах уже пара лет обсуждается фраза, приписываемая министру образования Андрею Фурсенко, что сегодня перед школой стоит важнейшая задача – воспитание потребителя.  Не уверен, что чиновник мог сказануть такую глупость, но эта фраза реально отражает суть сегодняшней  школы.

Авторы, склонные выделять в качестве ядра системы наступившую всеобщую комптютеризацию, изменившую стиль жизни многих миллионов людей, настаивают, что мы живём в  информационном типе общества, который пришел на смену постиндустриальному. Очевидно, что и эти авторы правы – достаточно взглянуть в концепцию «Современная школа».  Одна из центральных идей этой концепции кратко выражается сформулированным там же принципом «Один ученик – один компьютер».  Я думаю, тире в этом тезисе означает «это», или знак равенства.

В раннем индустриальном обществе ученик воспринимался как сосуд, который надо наполнить. В позднем индустриальном и постиндустриальном обществе все понимали, что ученик – это факел, который надо зажечь. Теперь же,   в информационном обществе, ученик – это винчестер, который надо отформатировать, заполнить информацией и подключить к интернету. Эта задача современной системой псевдо-образования решена блестяще.

Важным итогом реализации такого «образования» становится размывание, исчезновение самого понятия «общество». Человечество потеряло целостность, его аморфную структуру сегодня задают слабые информационные связи.

 

В преддверии будущего

Итак, всякий раз, появление нового общества предваряется появлением нового типа образования.  В последние десятилетия (точнее — примерно с середины 70-х по середину 90-х гг ХХ в) появились принципиально новые типы образования, к сожалению не очень хорошо известные даже специалистам, определяющие вектор следующего шага развития общества. Это признак того, что мир стоит накануне сильного потрясения, связанного не с экономическими кризисами или угрозой мировой войны, а со сменой типа общественного уклада, массового сознания. Это новое «общество» можно было бы условно называть постинформационным, а по содержанию более правильное его название – общество образования.

Значительные группы людей уже давно перешли в предбанник постинформационного общества. Само предположение о том, что они принадлежат обществу всеобщего потребления, звучит для этих людей оскорбительно, то есть это уже вопрос ценностей и жизненного уклада, а не абстрактных теоретических построений. Носителей идеологии нового общества становится так много, что возникает вопрос – а когда же совершится этот прорыв, шаг в будущее? Ответ очевиден – для перехода необходимо предложить соответствующую новому мировоззрению модель системы образования.

 

 

  1. Образование как имя  существительное…

Понятийная катастрофа

Понятия «образование» оказалось одним из самых затёртых и потерявших исходный смысл. Под образованием сегодня понимают и процесс получения диплома, и часть социальной сферы, состоящую из различных институтов – от детского сада до вузов, и факт окончания учебного заведения («получил образование») и простое пребывание ребёнка в школе – всё «образование».

Обществу образования необходимо восстановить в правах категорию и сущность самого образования как сферы, формирующей сознание людей. Понятно, что от наличия диплома и от факта окончания учебного заведения эта сфера зависит очень слабо, а чаще всего не зависит вообще.

Образование – одна из предельных категорий, таких как «человек», «Бог», «Вера», «пространство», «время», «материя»… Предельные категории не выражаются с помощью чётких определений. Лучше выстраивать понимание с помощью системы образов и частных понятий. Как говорится, образование – это то, что остаётся у человека, когда всё остальное (то есть знания) забыто.  А что, собственно, остаётся, если «всё забыто»?  Способ, метод, форма мышления и деятельности — некий формат сознания.

Следуя за этим содержанием образа, мы должны, например, понимать, что человек получает образование не только на уроках в школе, но — читая книгу,  разговаривая с родителями, воспринимая рекламу, играя в компьютерную игру, слушая брань соседей, играя с друзьями во дворе, просматривая телепередачу — ведь все эти ежедневные события формируют сознание. Специфическая задача образования состоит в том, чтобы человек научился самостоятельно работать с собственным сознанием, не превращаясь в непрерывно форматируемый компьютер.

 

Представлено ли образование в сегодняшней школе?

Попробуем выделить образовательную составляющую обычного школьного урока. Предположим, весь 3-а класс выучил на «5» таблицу умножения. Это не может не радовать как родителей, так и руководство школой. Но что мы можем сказать о полученном этими учащимися образовании? Ровным счетом ничего! Ведь мы не знаем ничего о происходящих там реальных процессах! Каким образом учитель добился этого результата? Включал у учащихся логику и воображение? Учил работать с таблицами и массивами данных? Бил током при получении неправильного ответа? Тренировал зрительную память? Обучал методам взаимоконтроля? Учил пользоваться калькулятором или шпаргалкой? Во всех этих случаях будут получены различные образовательные продукты, хотя внешняя картина – прекрасная успеваемость — будет совпадать. Не нужно быть великим методистом, чтобы понять – прохождение на уроках тех или иных «тем» ничего не говорит о получаемом при этом образовании. Получается, что весь дорогостоящий инструмент под названием ЕГЭ проверяет не образовательный результат, а что-то совершенно иное, либо тот образовательный результат, который педагоги и методисты вовсе не планировали (например, формировали математическую культуру, а сформировали умение интуитивно выбрать верный ответ из нескольких предложенных вариантов или отточили до совершенства технику списывания из интернета).

Когда группа педагогов и психологов во главе с В.В.Давыдовом начинала создавать программу развивающего обучения, было проведено масштабное исследование учебной деятельности школьников. Но неожиданно выяснилось, что изучить учебную деятельность невозможно ввиду отсутствия таковой. Те процедуры, которые осуществляют учащиеся в школе, никак не попадали под понятие деятельности, тем более – учебной. Ученые пришли к необходимости формировать учебную деятельность «с нуля».

Аналогичная ситуация сложилась сегодня с образованием. Вроде бы и школы работают, и учителя стараются, и модернизация идёт полным ходом, есть даже Министерство образования и науки, а самого образования – нет. В массовой школе нет не только учащихся, осознанно овладевающих собственным мышлением, но и педагогов, знающих как, например, устроено понимание и можно ли на уроках физкультуры  или истории сформировать логическое мышление. Нет ни методической базы, ни программ, ни учебников по мышлению, более того, не формируется даже техническое задание на их разработку. Поэтому когда в  школу пришли новые образовательные стандарты и педагогам объявили, что отныне они должны не просто «вдалбливать» знания, не просто формировать умения и навыки, а учить детей мыслить и действовать самостоятельно, возникла классическая картина «слепые ведут слепых». Учителя не очень понимают – что от них требуется, а методисты и разработчики ещё меньше понимает в том, что такое самостоятельное мышление и чем оно отличается от «несамостоятельного»…

Заметим, что данное наблюдение не претендует на критику существующей системы обучения. Более того, мы утверждаем, что существующая псевдо-образовательная практика является органической частью современного общества, не рассматривающего развитие сознания как ценность. Общество потребления выстроило адекватную себе систему образования. Нельзя даже сказать, что школа больна болезнями общества. Она не больна. Школа процветает и полностью соответствует своему обществу. Другое дело, что это общество уже исторически обречено на исчезновение. Распространённая сегодня по всему миру образовательная технология, не опирающаяся на такие категории как творчество, мышление, деятельность, целостность человека – решает генеральную задачу социальной адаптации и консервирует достижения элиты старой формации. Ключевые понятия современной системы: компетентность, успешность, соответствие требованиям (вчерашнего) времени. Вчерашнего – потому что образование – длительный процесс. Пока наши 1-классники дорастут до магистров и бакалавров, пока доберутся до своих рабочих мест, общество может измениться до неузнаваемости.

Концепция долгосрочного социально-экономического развития России на период до 2020 года определила основные направления перехода к инновационному социально ориентированному типу экономического развития нашей страны. Одно из них – «переход от системы массового образования, характерной для индустриальной экономики, к необходимому для создания инновационной социально-ориентированной экономики, непрерывному индивидуализированному образованию для всех…».  А что такое инновационная экономика без творчества и инноваций? Ведь творчество включается не в 40 лет!

Если сказанное в Концепции развития – не пустые слова, образование должно измениться кардинально. Косметическим ремонтом тут не обойтись.

 

В лабораторном режиме

Образцы и фрагменты целостных по замыслу образовательных систем, существенно (то есть по целям и по содержанию образования)  отличающихся от общепринятой практики, были получены различными коллективами в нашей стране уже достаточно давно. Весь этот потенциал не был активно востребован обществом – либо  «пылился на полках»,  либо существовал в закрытых системах, на уровне отдельных носителей или локальных сообществ. Иногда образование будущего, на страх и риск руководителей образования, проектировалось в рамках государственного образования, как это было, например,  со Школой Диалога Культур (в Красноярске и Харькове) или с СМД-педагогикой (в Москве и в Кемерово). Наш опыт выстраивания новой педагогики происходил в 90-х годах в условиях частной школы,

Сегодня мы уже можем и концептуально, и на технологическом уровне описывать это образование, формировать механизмы его продвижения (развития, адаптации, масштабирования).

3.Техническое задание на будущее…

Мы будем придумывать и реализовывать образование, формирующее лучшее будущее.

Первый блок описания любого типа образования – ценности и цели, на реализацию которых выстраивается вся модель. Ценностью общества образования является человек, владеющий собственным сознанием, мышлением и деятельностью, а также общество, организованное из таких людей. Эти люди самостоятельно поставят перед собой и обществом новые ценности, новые цели, новые приоритеты. Сегодня наша задача – дать рамочное описание модели.

  • Новое образование выстраивается на качественно новом содержании. Базой образования является умение обучаться и обучать, мыслить и понимать, созидать и принимать ответственные решения, действовать в сложных ситуациях и рефлектировать основания деятельности, вступать в эффективную коммуникацию в соответствии со своими ценностями и целями. Новое образование направлено на самоорганизацию человека и целостное развитие его способностей.
  • Новое образование формирует качества, без которых любые инновации упираются в так называемый «человеческий фактор». Эти качества очевидны: порядочность, достоинство, честность, ответственность, внимательность к окружающим, эмоциональная развитость, умение поступать по совести, адекватное лидерство, осознанность…
  • Центральная действующая фигура нового образования – ученик, владеющий методом образования. Прежняя модель была центрирована на учителе. Мы много говорили о выдающихся учителях. Пришло время сформировать армию «выдающихся» учеников – тех, кто по сути учится, а не тех, кого только учат, учат и учат. Хорошо научить  можно, но хорошо научиться – продуктивнее. Кроме того, новая модель предполагает активное взаимное обучение учащихся.
  • КПД школы должен быть кардинально повышен – «в разы». Уже сегодня мы умеем на высоком уровне реализовать то, что называется государственным стандартом образования не за 11, а за 6-7 лет и на гораздо более качественном уровне, без физических и психологических перегрузок. Это достигается за счет изменения структуры учебного материала, изменения содержания и технологии образования. Для примера, вся школьная математика – это всего 25 «тем», которые надо освоить. Например, научиться решать линейные уравнения. Если на одну «тему» отводить один месяц (это с большим запасом по скорости), то на весь путь от понятия числа до интегралов уйдёт… 3 года! Но мы так не торопимся, нет смысла.  Важнее осваивать базовое содержание образования, не допуская физических и психологических перегрузок участников.
  • Одно из ядерных представлений нового образования – целостность. Много лет школа ведёт борьбу с фрагментарностью обучения, с раздробленностью учебных предметов, следствием которой является калейдоскопичность знаний и их низкая практичность. Новое содержание образования построено на представлении о целостности человека, природы, общества. Мы выращиваем единое образовательное поле для детей и взрослых, для ребят разного возраста, для основного и «дополнительного» образования (которое для многих может стать основным). Важным предметом новой школы станет синергетика. Пробный учебник синергетики для школьников должен появиться в наступающем учебном году.
  • Новое образование должно быть практичным. Сегодня для школьников фактически не существует поля практик, где бы ребята могли обкатывать, применять, развивать свои знания. Мы создаём технологии быстрого включения школьников в разнообразные практики пока на уровне дополнительного образования. Кроме того, у старшеклассников будет возможность подключения к этим программам на уровне факультативов и коротких спецкурсов. Для примера, в текущем учебном году планируется запустить масштабную экономическую игру «Динатрейн», позволяющую детям быстро и качественно осваивать экономические знания, формируя при этом предпринимательское мышление и создавая собственные коммерческие предприятия (школьные кооперативы, научные лаборатории и т.п.).
  • Новое образование перестаёт быть «заточенным» на традиционные институциональные формы – детские сады, школы, вузы. В первую очередь это касается школ, которые всё больше будут становиться образовательными ресурсными центрами, а не местами постоянного пребывания детей. Сама технология «дети сидят за партами и внимательно слушают учителя» уже практически не работает. Как говорит автор ТРИЗ-педагогики Анатолий Гин, современный учитель на уроке 45 минут отвечает на вопросы, которые ему никто не задавал, а ученики не знают к кому обратиться со своими вопросами. Это следствие старой индустриальной модели образования, которая вся построена на принципе

ПОЛУЧИЛ ЗАДАНИЕ – ВЫПОЛНИЛ и ПОЛУЧИЛ ОЦЕНКУ (= зарплату).

Образование будущего работает на иных моделях, их множество:

ОСОЗНАЛ ПРОБЛЕМУ – ВЫРАБОТАЛ СТРАТЕГИЮ,

      ВЫРАБОТАЛ СТРАТЕГИЮ  – ПОСТАВИЛ ЗАДАЧУ,

            ПОСТАВИЛ ЗАДАЧУ – НАШЕЛ РЕСУРС ДЛЯ ЕЁ РЕШЕНИЯ,

                  НАШЕЛ РЕСУРС – ОРГАНИЗОВАЛ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

и т.д.

  • Как известно, появление информационных технологий привело к тому, что учитель перестал быть главным источником информации. Порядка 90% сведений, которые содержатся в школьных учебниках, легко скачиваются из интернета и не требуют особого «педагогического сопровождения». Роль ведущего учебное занятия – организовать мышление и деятельность, а не накачать информацией.
  • Новое образование потребует генерального переобучения (и, увы, генеральной замены) огромного количества педагогов. Не хочу никого обижать, но сегодняшняя педагогическая армия не готова к сражению за будущее России. И, тем не менее, среди действующих педагогов множество талантливых людей, которые просто поставлены в странные условия работы, когда декларации о педагогическом творчестве наталкиваются на суровые чиновничьи реалии. Процесс переаттестации будет менее болезненным, если его сопроводить обучением и введением более совершенной системы оплаты труда, мотивирующей учителей на получение образовательных продуктов совершенно нового качества.
  • Образование будущего не должно быть ориентированным только на успешные западные образцы. Россия имеет все возможности и предпосылки для достаточно быстрого перехода в роль мирового лидера в образовании. Для осуществления этого замысла требуется политическая воля руководства и согласие общества.
  • Образование может и должно стать социальным двигателем нового общества не только как общий инструмент повышения качества сознания, но и как большая ролевая игра, в которую осознанно включены дети и взрослые. С этой целью нашей лабораторией разработана модель «Экипаж России», выстроенная как новое социальное образовательное движение, пришедшее на смену излишне идеологизированным движениям «пионерия» и «комсомол», ушедшим в прошлое. «Экипаж России» — это игра, органично втягивающая подростков в образовательное пространство и созидательную деятельность.
  • Образование должно вновь стать общественной ценностью. Средний класс, экономическая элита и правительство начинают осознать, что манипулятивные технологии обеспечивают стабильность страны (не говоря уже о развитии) только на коротких промежутках времени. Стратегическая инстанция России должна быть восстановлена, прежде всего, в сфере образования, отвечающей за будущее страны. Только в этом случае сфера образования превратится из камеры хранения в главный ресурс развития общества. Более выгодной сферы для стратегических инвестиций, чем сфера образования, конечно же, не существует.

 

1995 г (с правками 2011 г)