Анатолий Сторожев

Глобальная ложь классно-урочной системы

 

Классно-урочная система создана в период возникновения капитализма. Она решила задачу конвейерного производства кадров под потребности крупных заводов и фабрик. Этим расширяющимся производствам в те далёкие времена потребовались в большом количестве работники, слегка умеющие читать, писать и считать. Прочитать инструкцию, посчитать ящики с гвоздями, расписаться в ведомости. Не философии же их обучать.

В целях снижения издержек необходимо было минимизировать затраты на подготовку таких работников. Поэтому самая сложная в истории человечества деятельность – образовательная — была упрощена до простых и понятных каждому алгоритмов, эту работу выполнил гениальный методист Я.А.Коменский (1592 – 1670). Его книга «Великая дидактика» написана в период с 1627 по 1638 гг.

За прошедшие после этого 4 века классно-урочная система почти не изменилась. Её структура всем знакома, она прочно входит в мозг каждого, кто проучился в школе хотя бы один год.

Ученики распределены в классы (а как же ещё?), то есть в группы — в соответствии с «паспортным» возрастом. Ни желания учеников, ни способности, ни реальные знания, как правило, здесь никого не интересуют, даже немного мешают процессу. Классы комплектуют учителя во главе с завучем.

Из класса в класс ученики переходят раз в год. Формально считается, что перейти могут те, кто успевает осваивать программу, но уже давно все понимают, что жестко выполнить это требование невозможно, а много лет держать ученика в одном классе дорого и хлопотно, большого смысла в этом нет. В самых-самых крутых дорогостоящих современных системах обучения, например, в британской, уже к 5-6 классу с программой не могут справиться порядка 30% учащихся, но это никого не смущает. Или вы думаете, что в Англии 30% второгодников? Нет, конечно. Более того, такой показатель считается очень хорошим, почти лучшим в мире. У большинства других стран дела с успеваемостью гораздо хуже.

Последнее исследование в США показало практически нулевые остаточные знания у тех, кто закончил школу 10, 20, 30 и 40 лет назад. Задумайтесь! Все взрослые люди в глубине души это понимают, но старательно делают вид, будто школьное обучение даёт детям знания.

Не лучше ситуация и у нас. Последний всплеск успеваемости наблюдался в СССР в 1950—1957 гг, когда с очень сложной программой по математике 80% учеников справлялись на 4 и 5. В наши дни в работоспособном состоянии остались считанные единицы тех, кто получал знания в середине ХХ века, последние из образованных могикан уходят из жизни или на пенсию, а те, кто приходят на ответственные должности им на смену, не знают ровным счетом ничего.

На Западе эту проблему окрестили «24-25», обозначая этим предстоящую катастрофу невежества, которую ожидает мир, начиная с 2024—2025 гг. Так на Западе-то и полвека назад образование было более-менее сильным только для элиты. Вы понимаете, что нас ожидает в ближайшее время? Судя по мировым лидерам большинства стран, процесс оглупления уже активно идёт.

Ученики получают знания на уроках. Урок – это промежуток времени от звонка до звонка, а не осмысление получаемого опыта (уроки жизни). Мечта ученика – досидеть до конца урока, после чего двери распахиваются и «А-а-а!!!» — наступает свобода. Ученики эти уроки не заказывали, для многих школа — это просто каторга какая-то. Но дети понимают, что родители ожидают от них прилежного отношения к занятиям и первое время как-то стараются. Они стараются делать то, что им самим не очень нужно. Ученик – не заказчик образования, а объект воспитания. Заготовка. Болванка, которую надо выточить под стандарты ФГОС.

Урок ведёт учитель (ну, не ученик же!). Учитель — это такой удивительный человек, который умеет в течение 45 минут отвечать на вопрос, который ему никто не задавал. Задавать вопросы учителю как-то не принято. Большинство детей вырастают, не задав за 11 лет ни одного вопроса своим учителям. В дальнейшем эта традиция продолжается и при получении высшего образования.

Лучшие учителя умеют творчески подходить к делу, они придумывают как обмануть классно-урочную систему, как мотивировать детей, поэтому становятся «учителями года» или даже новаторами. Обычные учителя, коих 99%, предпочитают просто вести уроки как положено: объяснил тему, задал домашнее задание, провел самостоятельную работу, поставил оценки, сделал замечания по поведению, может быть поработал с отстающими. Все так работают, чего вы от меня хотите?

Каждый урок проходит по разработанному плану. Составляет план, конечно же, учитель, не ученику же доверить эту сложную работу! Подразумевается, что все ученики класса выполнят план урока, придуманный учителем. Не важно, что ученики не имеют отношения к планированию урока, учитель лучше знает, что им делать. Их дело – только выполнять. Творчески. Шесть уроков в день работать по чужому плану. И так целый год. И так 11 лет… Потом ещё 5-6 лет в институте на закрепление практики работы по чужому плану. Так мы как бы воспитываем творческую личность, способную к саморазвитию. Ну… лет в 25 он уже сможет начать планировать свою жизнь… Или не начнёт.

Расписание этих уроков составляет завуч (ученики слишком глупы и не обучены, чтобы составлять себе расписание), сейчас это заместитель директора школы по учебной работе. Он при этом многое учитывает, например, «нагрузку» и «ставку» учителя, ещё он знает типовое расписание уроков, рекомендованное для каждого возраста. Ему спущен «сверху» учебный план, в этом удивительном документе говорится, во сколько лет человек имеет право познакомиться с окружающим миром, а во сколько – с музыкой, химией или географией и в каком объёме.

Ещё завуч учитывает предельно разрешенную «нагрузку» на учащегося – от 20 до 36 уроков в неделю в зависимости от «паспортного» возраста. Это очень строгие требования, нарушать которые категорически нельзя. Может быть есть какие-то научные явления, обосновывающие учебный план школы? Может быть проведены широкомасштабные эксперименты, доказывающие, что ученикам 2 класса надо учиться именно 20 часов в неделю, а не 15 и не 30? Вы о них знаете? Ладно, вроде 20 – нормально, привычно как-то. Будет больше – устанут, будет меньше – не успеем ничего выучить. Ах да, мы и так ничего не успеваем выучить. Главное – не превысить нагрузку, это уже чуть ли не преступление.

Правда, на самом деле, если очень надо, то все эти важные ограничения вообще не учитываются. Так, учителя повсеместно работают на 1,5 – 2 ставки, старшеклассники учатся по 12-15 часов в день, ведь надо готовиться к экзаменам, все это тоже как бы понимают: жизнь такая, что же делать, учителей не хватает (а те, кто есть, готовы работать на 2 ставки – ведь эти ставки мизерные по зарплате). К тому же в сутках только 24 часа, а к ЕГЭ никто не готов. Это же ложь во имя детей,  чтобы знания им передать, значит — можно.

Кстати, появление репетиторов в учебном процессе – это ещё одна ложь, и тоже уже привычная. Те же самые, но как бы лучшие учителя как бы вышли из классно-урочной системы и обучают детей более качественно и на платной основе. Их коллеги поставляют им клиентов, не особо стараясь обучать, набирая нагрузку и хоть как-то зарабатывая на количестве «часов» (которые на самом деле не часы, а 40-минутные учебные занятия), пока репетиторы зарабатывают на качестве. Картельный сговор, мафия. В Китае репетиторство уже решили запретить. Тоже ищут как остановить ложь и падение качества подготовки.

Вернёмся к нагрузке. Вот вы реально понимаете, как конкретно учитель может работать с двойной нагрузкой, как он успевает качественно проверять все тетрадки, выставить оценки, помнить о помощи отстающим… Да, ещё и к учебным занятиям надо успеть подготовиться, книжки умные почитать… Неплохо бы ещё погулять и поспать. И хорошо выглядеть. И хорошее настроение иметь, чтобы на учеников не срываться… А на выходные ещё репетитором подработать…

А вы реально понимаете, как сильный старательный ученик может всё качественно успевать? И отчего в развитых странах так высок уровень суицидов среди подростков? Кто проходил обучение в хорошей гимназии помнит, что «домашки» делаются до двух ночи. В Южной Корее старшеклассники обучаются параллельно в двух школах – с утра до вечера в государственной, а с вечера до ночи – в частной. Иначе нет шанса поступить в Сеульский Национальный Университет. То есть реальная эффективность, КПД системы близок к 8% во всём мире.

Периодически учитель проверяет знания учеников. Для этого созданы различные виды письменного тестирования и устных опросов. Как правило, проверяются знания по конкретному предмету, полученные накануне или в течение последнего времени. Ученики во всем мире давно знают, как получать приличные отметки, не имея знаний. Можно выучить кусок параграфа на короткую память и ничего не понимая, а можно вообще не учить, просто списать.

Или – ещё лучше – просто не поднять руку, если не уверен в своих знаниях, так поступают сильные ученики. Ну не каждый же раз поднимать руку! Я же человек как бы скромный, даю ответить товарищу (правда, я поднимаю руку если уверен в ответе!). Можно поправить тетрадку на парте, можно взглянуть в окно, сделав вид, что ты знаешь ответ, но просто сейчас ты не поднял руку, вот и всё. Так уже 400 лет во всём мире воспитываются лжецы и манипуляторы. А вы думали, они откуда берутся? Это великая практика!

Классно-урочная система немыслима без дневников. Дневник по сути принадлежит не ученику, хотя на обложке записывается имя владельца. Ученик не может записывать в этот как бы свой дневник свои планы, не может оценивать собственную успеваемость, хотя, казалось бы, почему? Ведь это его личный дневник. Опять – ложь, опять манипуляция.

— Дневник на стол и завтра без родителей не приходи! – это же школьная классика.

И ещё один важный элемент классно-урочной системы – школьные программы. Они написаны опытными учителями. Программы складываются из тем. Какая сегодня тема урока – знает учитель, он узнаёт это из программы – из типовой или из собственной, написанной на основе типовой, то есть скопированной. Не каждому учителя дано сочинять совсем-совсем новую программу, смысла же в этом нет, поэтому просто переписываем программы из типовых. Не глупые люди писали.

— Что вы сегодня проходили?

— Пушкина!

Скорее всего, ученик не может грамотно ответить на такой вопрос и не из-за глупости, а потому что классно-урочная система держит учеников да болванов. В учебной программе про этот урок наверняка было сказано нечто иное, наверняка что-то умное про значение пушкинского наследия для русской культуры, а не просто «сегодня пройти Пушкина». Но эта ценная информация из программы останется тайной, доступной только учителю. Программа пишется учителями как бы для себя, хотя считается, что для учеников. Это очень привычная ложь, вполне объяснимая. Не пересказывать же детям содержание программы? Им же не интересно будет. А программу начальство требует, да и вообще, как без программы работать?

Сколько этих самых «тем» в школьных программах за 11 лет, вы знаете? Сколько всего штук? Да кто же их считал! Много. Тысячи, наверное. И всё мало, учителя каждый год вспоминают, что надо дать детям ещё что-то ценное, например, правописание каких-нибудь редких суффиксов. Поэтому количество «тем» непрерывно растёт.

Если задать вопрос 7-класснику по программе 3 класса, ему очень сложно вспомнить «тему», которая изучалась 4 года назад. Поэтому каждый учебный год начинается с повторения пройденного. Однако, это слабо помогает.

Все, кто успешно закончил школу хотя бы 2-3 года назад, не помнят из пройденного уже порядка половины, а если прошло больше 10 лет, в памяти остаётся 2-3% информации. Все, кто уверен, что он что-то помнит из школьной программы, может попытаться с ходу пересказать любой параграф из любого школьного учебника или сдать стандартный тест. Вы реально помните все отличия земноводных от пресмыкающихся? Это из программы 3 класса. Может расскажете о законе Ома для полной цепи? Растолкуете особенности буржуазной революции 1789 года? Нет? А, так вы учились на «двойки», вас постоянно оставляли на второй год? Тоже нет? Может быть вы пользовались шпаргалками?

Получается, что 11 лучших лет жизни отдано на то, чтобы посидеть за партой и написать друзьям пару записок. Мы реально не помним школьную программу.

Один наш известный математик рассказывал об опыте преподавания на последнем курсе Бауманского технического университета. Он выяснил, что ни один человек со всего потока не помнит самых элементарных сведений по физике в пределах школьной программы. И речь тут идёт не о провинциальных студентах заштатного вуза. Это же будущие лидеры России, цвет инженерной мысли!

Это непорядок, решили умные руководители. Чтобы всё было по-честному, чтобы победить коррупцию и списывание, будем завершать 11-летний классно-урочный бардак сложным-сложным и дорогим-дорогим экзаменом с металлодетекторами, наблюдателями, овчарками, видеокамерами, комиссиями, инструкциями и прочими научными достижениями! Чтобы уж точно-точно знать, на сколько ученики знают физику, математику, английский язык или историю – на 26 или на 27 баллов, от этого балла теперь будет зависеть вся дальнейшая жизнь ученика. Погрешность 1%, такой точности замера знаний в педагогике ещё не было.

И как? Поток лжи остановлен? Коррупцию точно победили? Качество обучения поднялось на недосягаемый уровень? Раньше ученик получал «двойку» и на следующую ступень обучения мог быть не допущен. Теперь он может получить, скажем, 48 баллов, что в пересчете на старую систему означает всё ту же двойку (48 : 20 = 2,4, округляется до 2), но 48 баллов выглядят как-то достойнее, 48 баллов создают видимость, что 11 лет жизни потрачены на полезную, общественно значимую деятельность.

Сам экзамен под именем ЕГЭ с первых дней порождает то смех, то слёзы. «Ты даришь фотокарточку своему другу, расскажи кто на ней изображен» — это задание из ЕГЭ по английскому языку. Если выпускник решает, что это он сам на фотографии, то теряет сразу 7 баллов. Спросите, какое это имеет отношение к английскому языку? Это имеет отношение не к английскому языку, а к количеству бюджетных мест в вузах, понимать надо. Зачем нам столько 100-бальников? Кто не выучил наизусть инструкцию, проходите на платное обучение. Да, ложь, но это не просто ложь, а забота о бюджете страны, значит — можно. Ну и спрос на хороших репетиторов надо поддержать. Зачем? Ну… они же хорошие репетиторы.

Сложно придумать что-то более лживое, чем классно-урочная система, порождение ранних форм дикого капитализма. Но она очень проста в использовании и стоит недорого, поэтому продолжаем её использовать и даже стараемся как-то улучшить, приспосабливая под требования нового времени.

Учителя мечтают отбирать лучших учеников. Остальных учеников должны обучать другие учителя. Многие сегодня озабочены выбором учебников. Кто-то мечтает подобрать для своего ребёнка лучшего учителя. Родители выбирают школу и обсуждают в какой школе классно-урочная система устроена более качественно… Но это глупо, потому что сама модель износилась, саму классно-урочную систему лучше оставить в 17 веке.

Но может эта система хоть и не идеальна, но ничего кроме неё придумать невозможно? Да с чего бы это? Что это за новый закон Природы? Кто нам мешает выдумать порох непромокаемым? Всё можно придумать, было бы желание. Тогда что же нам мешает отказаться от этой модели?

Лаборатория целостного образования создала новую технологию обучения, не классно-урочную, ещё в 1993 году, многократно публиковала её принципы. Полушутя мы назвали новую технологию Машиной подготовок. Применяя её, мы получаем стабильно высокие результаты в обучении – но без характерной привычной лжи и без манипуляций.

Машина подготовок обеспечивает не просто высокую успеваемость, это не главное. Куда важнее сохранение физического и духовного здоровья подрастающего поколения. Учеба в радость, без перегрузок, на взаимопомощи и в творчестве, без взаимного обмана, разве не о такой школе мы мечтаем?

Вместо классов – временные рабочие группы. На один месяц. Потому что за это время можно как раз получить ощутимый результат в своей подготовке. Потому что таким процессом, как оказалось, может управлять сам ученик, а это уже основа для воспитания всеобщей управленческой грамотности. Не нужен завуч. Не нужен учебный план, по крайней мере в привычном виде. О расписании занятий свободно могут договориться ученики. Не нужны оценки. Здесь изменяется роль учителя и значительное место занимает взаимное обучение учеников. Здесь изменяется роль учебников и задачников. Сам вопрос «А по каким учебникам вы учитесь?» здесь выглядит странным. Ведь живём мы жизнь не по учебникам.

Тут просто нет места под враньё. Тут даже списывать нет никакого смысла: оценок-то нет.

К этой модели быстрее всего привыкают дети, для них она быстро становится простой, понятной, соответствующей их миропониманию. Дольше к ней привыкают учителя и родители. Совсем не могут привыкнуть завучи и иные руководители.

Страшно сказать, но ВПРы, ЕГЭ, ОГЭ, ФГОС и Минпрос при этой форме обучения абсолютно не требуются. Всё прекрасно работает без этих обременений. В чем их смысл-то? Дети и так отлично учатся, с интересом и пониманием.

Число людей, знакомых с Машиной подготовок, растёт с каждым годом.

Мы рассказываем о новой технологии на своих семинарах уже 30 лет. Обучение прошли десятки, а может и сотни учителей, родителей, организаторов школ. Но даже наши партнёры и сторонники не спешат отказываться от классно-урочной системы. Это не упрёк, просто факт.  Мы же понимаем, как всё непросто. Наши коллеги стараются компенсировать недостатки этой системы своим творчеством, потрясающими ухищрениями. Они объясняют ученикам, что эти компромиссы с совестью – временные, надо просто немного потерпеть… Они проводят с детьми разговоры о важном, стараясь воспитать подростков честными, порядочными людьми.

А тем временем «классно-урочка» продолжает шествие по планете, она привычна учителям, она понятна родителям, она не вызывает нареканий у проверяющих организаций.

И она продолжает воспроизводить мировую ложь.

 

Обновлено: 04.04.2023 — 10:46

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *